Михаил Таль Михаил Таль8й чемпион мира по шахматам

Поэтическая версия

Михаил Таль

Вот история, которую Таль однажды поведал известному калмыцкому поэту, большому поклоннику шахмат, Давиду Кугультинову.
В 1960 году, выиграв матч у Ботвинника, Таль решил немного отдохнуть и хотя бы месяц не прикасаться к доске и фигурам. Но одно важное обстоятельство заставило его изменить планы. Буквально через два дня после его триумфа к нему в гости пришел знакомый врач-психиатр, кстати, сам приличный шахматист. И он рассказал Талю о 17-летнем мальчике, который лежит у него в больнице. «У этого парня что-то с психикой, — сказал врач, — он считает себя суперчемпионом, внушил себе, что когда-то в прошлом сразил Алехина и Капабланку и теперь ему нет равных. Единственный шанс излечить юношу, страдающего манией величия, — обыграть его в шахматы, тогда, быть может, к нему вернется разум». При этом врач признался, что сам справиться с мальчиком за шахматной доской не в состоянии.
Ради здоровья своего юного коллеги Таль согласился на научный эксперимент и отправился в больницу. Зайдя в палату, он скрыл от мальчика, что имеет некоторое отношение к шахматам и даже знаком с самим Ботвинником...
Тем временем угрюмый юноша предложил Талю фору, и чемпиону мира стоило больших трудов убедить его сыграть с ним на равных. Партия началась. И—о чудо! — Таль, этот кудесник шахмат, не сумел сдержать напор юного шахматиста и не устоял против его дьявольской атаки. Сразу же началась вторая партия. В ней Таль призвал на помощь все свое искусство, играл так, будто напротив него сидит сам Ботвинник. Мальчик действовал чересчур легкомысленно, и реванш состоялся.
Поражение, надо сказать, травмировало юношу, а тут еще врач, разумеется, в лечебных целях, упрекнул своего пациента: «Какой же ты чемпион, проиграл любителю!» Таль чуть не вскрикнул, он хотел признаться мальчику в обмане, сказать ему, что он незаурядный шахматист, порадовать, что свел вничью матч с чемпионом мира. Но врач запретил Талю раскрывать секрет, и гроссмейстер пошел у него на поводу, полагая, впрочем, что гениальность мальчика скрыть невозможно и скоро о нем заговорят все.
А задумка врача, его метод лечения полностью оправдались. Действительно, после такой шахматной терапии мальчик выздоровел, стал нормальным человеком. Но вся беда в том, что нормальным он стал во всем — психологический шок так подействовал на больного, что он мгновенно превратился из «шахматного Паганини» в заурядного игрока, лишился своей индивидуальности. Да, выходит, доктор избавил необыкновенного юношу не только от болезни, но и от гениальности...
Этот необычный случай произвел столь сильное впечатление на Кугультинова, что вскоре он написал поэму «Шахматист», идея которой напрашивалась сама собой: «Гений — это не болезнь ума».
К счастью, конец этой истории совсем не печальный, а наоборот, даже. смешной. Как позднее шахматный король признался Кугультинову, ни больницы, ни врача, ни странного мальчика не существовало на свете, все это плод талевского воображения. А придумал он такой необычный сюжет только для того, чтобы расшевелить фантазию поэта, заставить его обратить свой поэтический взор на малоизведанный для него шахматный мир. И в результате Таль достиг своей цели. Признателен был ему за это и поэт. Ведь свою уловку Таль раскрыл Кугультинову уже после того, как поэма «Шахматист» появилась на свет...

.
Михаил Таль

Поэтическая версия

Добавьте свою новость

Здесь