Владимир Ленин Владимир ЛенинВождь пролетариата

Чёрный юмор

Владимир Ленин

Ленин любил похохотать и был достаточно весёлым человеком, но зачастую предпочитал чёрный юмор. Слишком явные проявления доброты его раздражали.

"Ничто так не претило Ленину, как малейший намёк на сентиментальность и психологическое рассусоливание", — писал Троцкий. Ленин был нетерпим к чужому мнению, когда оно не совпадало с его, и поэтому не упускал случая высмеять или даже обругать оппонента. И в письменной, и в устной речи Ленин неоднократно употреблял весьма крепкие выражения и никогда не стеснялся сказать что-нибудь обидное в адрес противников.

"Когда Владимир Ильич кого-нибудь громит, то он находит в нём все болезни, которые числятся в известной старой медицинской книге", — вспоминал Радек.

В ругани Ленин подражал своим учителям — Марксу и Энгельсу, которые тоже виртуозно бранили своих оппонентов, ничуть не стесняясь. В ленинских речах и статьях, особенно когда он был в гневе, то и дело встречались "трупы", "черви", "помойные ямы", "отхожие места", "плевки", "пинки под зад", "шакалы", "проститутки", "вонючие прыщи", "насекомые", "труположество" и совсем уж непечатные слова. В своё оправдание Ленин говорил, что если бы революционеры говорили "беззубыми словами", они бы напоминали пасторов с их никому не нужными проповедями.

Тем не менее существовал один человек, на которого чёрствость и равнодушие Ленина не распространялись. Это была его мать.

Для Марии Александровны Ульяновой казнь любимого старшего сына Александра, подававшего столько надежд, стала сильнейшим ударом. С этого самого момента (отец уже умер) в семье Ульяновых царил подлинный культ матери. Все дети были проникнуты этим настроением, стремились исполнить любой её каприз и так далее. Даже весьма чёрствый к страданиям других людей Ленин не избежал этого влияния. "Он писал матери нежные (столь не похожие на него) письма… Ко всему и вся относившийся под углом "наплевать", он сразу изменился, заговорив о матери…Взгляд его неприятных глаз вдруг стал мягким и тёплым, каким-то ушедшим глубоко в себя, и он полушепотом сказал мне: "Мама... Знаете, это просто святая...", — вспоминал друживший с ним в тот период Исецкий.

.
Владимир Ленин

Чёрный юмор

Добавьте свою новость

Здесь