Как это ни странно, редко встречаются двуязычные писатели, которые переродили бы самих себя... Приме

Как это ни странно, редко встречаются двуязычные писатели, которые переродили бы самих себя... Примечательно в этом плане творчество ирландца Сэмюэла Беккета, нобелевского лауреата по литературе, создающего свои вещи дважды: сначала - на французском, потом - на английском. По сути это одно и то же произведение, но автор настаивает, что второе не является переводом первого, что речь идет о двух разных работах на различных языках. Несколько лет назад жарким летом на одном из островов к югу от Сицилии я приобщился к таинствам переводческого дела. Граф Эррико Сиконья, бывший вплоть до своей смерти моим итальянским переводчиком, работал тогда над переводом романа РАЙ кубинца Лесамы Лимы. Преданный почитатель поэзии Лимы, я не мог отказаться от представившейся возможности ближе по знакомиться с его своеобразной прозой, зашифрованным романом. Итак, я посильно помогал Сиконье более в нелегкой. работе по расшифровке текста, нежели не посредственно в переводе. Вот тогда-то я действительно понял, что перевод - самый глубокий способ чтения. Между прочим, мы наткнулись на предложение, в котором подлежащее на протяжении менее чем десяти строк несколько раз меняло род и окончание, так что в конце концов трудно было понять, о ком идет речь, когда и где разворачиваются события. Зная Лесаму Лиму, можно было предположить, что это умышленный беспорядок. Сиконья бился над проблемой, следует ли переводчику мириться с нарушением грамматических связей или он все же должен приводить их в строгую систему. Я полагал, что нужно сохранить все особенности оригинала, чтобы роман в переводе на другой язык оставался таким, каков он есть, со всеми присущими ему достоинствами и недостатками. Это, думается, акт лояльности по отношению к читателю.

.

Как это ни странно, редко встречаются двуязычные писатели, которые переродили бы самих себя... Приме

Добавьте свою новость

Здесь