Мой приятель-сценарист, вернувшись однажды со студии Горького, закричал: "Ужас, ужас! Чуть не подави

Мой приятель-сценарист, вернувшись однажды со студии Горького, закричал: "Ужас, ужас! Чуть не подавился!"
- А что такое?
Оказалось, он увидел в буфете артиста Каюрова, загримированного под Ленина... только наполовину. В этот день Ильича снимали только в профиль, и, чтобы не делать сложный портретный грим, соорудили Каюрову ровно половину - усов, бороды, лысины... И когда он ел в буфете, разные половины его лица изображали леденящие душу невероятные гримасы.

.

Мой приятель-сценарист, вернувшись однажды со студии Горького, закричал: "Ужас, ужас! Чуть не подави

Добавьте свою новость

Здесь