Однажды Михаил Иванович Жаров стоял за кулисами оперного театра Зимина, где служил статистом, и с за

Однажды Михаил Иванович Жаров стоял за кулисами оперного театра Зимина, где служил статистом, и с замиранием сердца слушал Шаляпина, певшего Мефистофеля. На сцене герой корчился в муках, пытаясь увернуться от крест-ного знамения. Хор наступал: <Изыди, сатана! Вот крест святой! Он спасет нас от зла>. Наконец Мефистофель, пятясь, скрылся за кулисами. Гром аплодисментов. Зал неистовствует. Жаров тоже кричит от восторга. Вдруг чья-то энергичная рука стаскивает его с лестницы, на которой он сидел. Разъяренный помощник режиссера кричит:
- Ты что же это, черт окаянный, Федору Ивановичу рожи корчишь?
Оказывается, сопереживая игре Шаляпина, Жаров непроизвольно повторял его мимику. Обидно было до слез. Тем более что в тот вечер Жаров мечтал взять у Федора Ивановича автограф. Жаров все же дождался Шаляпина и все ему объяснил. В результате осталась на память фотография с надписью: <Мише Жарову, который - я верю - не строил мне рожи! ф. Шаляпин>.

.

Однажды Михаил Иванович Жаров стоял за кулисами оперного театра Зимина, где служил статистом, и с за

Добавьте свою новость

Здесь