Оставление русской армией Москвы в 1812 году уязвило национальную гордость и профессиональное самолю

Оставление русской армией Москвы в 1812 году уязвило национальную гордость и профессиональное самолюбие Матвея Ивановича. В сердцах он поклялся: "Если кто, хоть простой казак, доставит ко мне Бонапартишку - живого или мертвого, за того выдам дочь свою!"
Можно обоснованно предполагать, что это обещание было воспринято современниками, как глупая похвальба или неостроумная шутка. Однако спустя примерно месяц какой-то казак чуть не стал атаманским зятем. Произошло это при следующих обстоятельствах.
"Бонапартишка" объезжал район сражения под Малоярославцем в сопровождении маршалов Бартье и Мюрада, генерала Раппа и нескольких штабных офицеров. Перед ними показалась группа всадников, которых посчитали своими. Неожиданно с криком "Ура!" они устремились на императорский кортеж.
Кто знает, как сложилась бы история не только Европы, но и всего мира, если бы казаки Платова (а это были они) не поторопились (если бы они сближались неопознанными, без шума до тех пор, пока это было возможно). В этом случае ведь у французских гвардейских егерей и польских кавалеристов было бы мало шансов спасти своего императора.
Примечательно, что обещание атамана стало известно в Англии и в Лондоне появился в продаже портрет девицы в казачьем костюме с надписью "Мисс Платов" и следующим изречением оной "мисс": "По любви к отцу отдаю руку, а по любви к отечеству и сердце свое".

.

Оставление русской армией Москвы в 1812 году уязвило национальную гордость и профессиональное самолю

Добавьте свою новость

Здесь