Андрей Житинкин Андрей ЖитинкинТеатральный режиссер

Как тут не стать суеверным?

Андрей Житинкин

В отличие от многих людей, я прекрасно отношусь к числу 13. Доверяю примете Вахтангова -- именно 13-го Евгений Багратионович обожал играть премьеры. Еще я люблю, чтобы на мне было много всего: шарфик легкий в пол (привет от Айседоры Дункан!), несколько жилеток, авторучка на тесемке, висячие кошельки... На репетиции, скажем, актер на чем-то зациклился. Ступор! Я беру и снимаю с себя жилетку. У меня новый облик -- и у актера меняется эмоциональный настрой. Как-то в телепередаче на вопрос журналиста: "Что это у вас?" я на голубом глазу ответил: "Футляр для презервативов". Женщина из провинции назвала меня в письме хамом. Не поняла шутки -- на мне болтался всего лишь очешник... А вот некоторые слова для меня -- табу. Я не произношу прилагательного "последний" (последний прогон, последний спектакль) -- это подкреплено трагическими уходами актеров. У меня на премьере "Калигулы" умер великий ермоловский старик, остатний мастодонт школы Станиславского Всеволод Якут. Когда в "Самоубийце" вынесли на сцену настоящий гроб, Театр сатиры в тот же сезон потерял Папанова и Миронова. Андрея не стало на девятый день после смерти Анатолия Дмитриевича. Играли дуэтом -- ушли дуэтом. Как тут не стать суеверным?

.
Андрей Житинкин

Как тут не стать суеверным?

Добавьте свою новость

Здесь